Сиблинги. Старший ребёнок в семье

Онащук Елена
Просмотров: 136

Порядок рождения. Старший ребенок.

Пожалуй, каждый согласиться, что порядок рождения в семье накладывает свой отпечаток на характер человека. Это  не новая тема, но она по-прежнему вызывает огромный интерес. Я много информации встречала о личностных особенностях, которые исследователи связывают с порядком рождения. Здесь я бы хотела обсудить не столь

ко черты характера, сколько чувства, характерные для старших и младших детей, возникающие во ответ на ситуацию или ожидания родителей.
Традиционно от старших детей всегда больше ожиданий, старшие – более ответственны и часто более тревожны. Их чаще преследует чувство вины и много злости, не всегда осознанной. Давайте разберемся, что откуда.

 

Ответственность, зачастую – отсутствие выбора:

Конечно, на старших, особенно с появлением младших братьев и сестер сваливается много обязанностей. В нашей культуре до сих пор считается, что это святая обязанность старшего ребенка перебрать на себя часть взрослых обязанностей. Иногда доходит до абсурда, даже если разница между детьми всего один год – отношение родителей может быть таким, как будто эта разница 5-7 лет. Девочкам, к сожалению, в таких случаях достается больше, чем мальчикам. Вообще, воспитание мальчиков и девочек в нашей культуре - это отдельная, непростая тема.

Но ожидания от старших детей – это не только про такие простые и очевидные вещи. Давайте немного углубимся в историю. Традиционно, старший был наследником всего или большей части состояния родителей – их накоплений, титула, семейного дела. И тогда, конечно, старший должен соответствовать этой чести. Он должен быть достойным продолжателем семейных традиций. В связи с этим – у него нет права выбирать свой путь – его как правило готовят для определенного, заданного предками, пути. У младшего уже нету такого гнета ожиданий и требований, он более свободен. Так как ему мало чего достается от родителей – он имеет полное право устраивать свою жизнь так как хочет. Конечно же это и тяжелее – не иметь ничего, чтобы могло бы служить опорой и прикрывать тыл в материальном аспекте, но с другой стороны – это дает большие преимущества – есть шанс следовать своим желаниям.

Конечно, если мы говорим, о прошлом, то наследование в первую очередь идет по мужской линии, хотя бывают исключения. Тем не менее, женщины все равно не совсем свободны, в плане выбора (хотя раньше ни о какой женской свободе вообще речь не шла). Можно предположить, что старшая дочь должна оправдать надежды родителей на удачное замужество. Часто на старшую дочь возлагаются надежды, благодаря замужеству, поправить либо финансовое положение семьи или приобрести титул. И тогда выбор, конечно же не за девушкой, а за ее родителями. И о любви к избраннику речь вообще не шла.

К тому же на старшего ребенка, так как он был наследником, зачастую возлагалась ответственность за всех младших братьев и сестер – выплачивать им содержание, пристраивать по жизни и т.д.

Вы спросите, как это согласуется с современной жизнью? Да сейчас очень многое по-другому, наследство, если оно есть, может передаваться кому угодно, в соответствии с желанием дарящего. Но, это прошлое, не такое уж и далекое, как нам кажется. Все это наше культурное наследие и оно еще живет в нас.  Все эти установки влияют на нас и наших родителей, даже если они не осознаются. И я очень часто, и в своей психотерапевтической практике, и в жизни сталкиваюсь с огромной ответственностью старших. Как часто мы слышим: «Ну ты же старший, старшая – ты должен, должна…»

Все это не дает возможности старшему сиблингу быть свободными и жить в соответствии со своими желаниями.   Конечно, человек, живущий по родительскому сценарию часто бывает несчастлив. Это порождает дополнительную злость на младших (есть еще та злость, которая в принципе связана с появлением младшего брата или сестры).

Но самое печальное, что если в прошлом у старших сиблингов по отношению к младшим реально были какие-то права и возможности влияния, то у современных людей их нет. И старший, неосознанно веря в то, то он обязан заботиться о младших, поддерживать их, помогать «не сбиться с исинного пути» в реальности мало может повлиять на их действия. Может появляться чувство вины, если «младшие губят свою жизнь», которого, итак, могло быть предостаточно, если с самого раннего детства на ребенка возложено много обязанностей, с которыми, понятное дело, ребенок справиться не может. Таким образом, мы часто можем встречать ситуацию, в которой человек, по сути проживает не свою жизнь.

 

Откуда тревоги и страхи?

Гари Стек Салливан писал о том, что тревожность – это то чувство, которое передается от матери к ребенку, буквально в первые дни и месяцы его жизни. И чем тревожнее мама – тем тревожнее ребенок. Не сложно предположить, что, воспитывая своего первого ребенка, женщина испытывает больше тревоги, чем при воспитании всех последующих. Естественно, все для нее впервые, еще нету опыта, нету доверия к себе, большое количество советчиков – теряешься и не знаешь кого слушать.  Конечно, в таких условиях первенец получает больший заряд тревоги, чем второй и все последующие дети.  Этот процесс хорошо иллюстрирует известный анекдот:  первый ребенок –если у ребенка упала игрушка мы ее кипятим и дезинфицируем, второй ребенок – если у ребенка упала игрушка – мы ее поднимаем и отдаем ребенку, третий ребенок – если ребенок забрал игрушку у собаки – это проблемы собаки, как ее вернуть.

А дальше, следуя логике анекдота, можно предположить, что у самого старшего ребенка будет возникать больше всего страхов – страх ошибки, страх пробовать новое, экспериментировать – все потому, что у старшего ребенка было больше контроля и меньше свободы действий изначально. Младшему повезло уже тем, что он не один и время родителей распределяется между двумя или большим количеством детей. Да и переживаний, о том, что вредно, а что нет ребенку, у них намного меньше. Младший имеет больше возможностей для эксперимента с самого раннего детства.

Вытесненная злость и желание быть полезным

Старший сиблинг переживает в своей жизни ситуацию, которая никогда не повториться с его братьями и сестрами. Изначально он один, в своем детском представлении – он центр мира – все внимание и любовь родителей достаются ему. А потом, как правило, внезапно, появляется кто-то ещё и забирает все внимание родителей на себя. Естественной реакцией ребенка на это будет злость на младшего сиблинга. Но вместо, того, чтобы отнестись к этому чувству, как к естественному и помочь своим детям с этой злостью справиться, родители чаще всего запрещают ее, как что-то плохое. А со временем, ребенок и сам понимает, что злиться на это маленькое существо, которое родители так любят и лелеют – очень опасно, в первую очередь потому, что, если эта злость будет обнаружена мамой и папой, то можно лишиться той любви, которая осталась на его долю. Но эта злость никуда не девается, иногда осознается, иногда вытесняется, порождая дополнительное чувство вины у старшего ребенка.

Я ни в коем случае не хочу сказать, что старшие сиблинги не любят своих младших братьев и сестер. Любовь тоже есть – частично, как реактивное образование, частично, как естественное чувство любви, возникающее к тем, кто нам дорог и близок. Просто процессы в человеческой психике настолько сложные, возникающие чувства обусловлены одновременно таким количеством факторов, что невозможно рассказать обо всем сразу. И не всегда возможно найти объяснение для всех психических процессов.

Но возвращаясь к тому, что происходит в жизни старшего сиблинга, хочу написать еще о паре вещей. Ребенок, видит, насколько дорог родителям младший (на самом деле мы-то понимаем, что дороги все дети, но естественно, маленький ребенок до определенного момента требует максимум нашего времени и внимания, а старший, особенно, если он сам еще очень мал, как бы ему не объясняли – понять этого до конца не может). Для того, чтобы вернуть себе, как ему кажется, утраченную любовь родителей, ребенок может принять решение – стать таким же заботливым и внимательным к младшему, чтобы заслужить похвалу родителей. И возможно в этом нет ничего плохого, когда родители понимают «откуда у этой заботы ноги растут» и не только благодарны своим старшим детям, но и также подчеркивают важность заботы о себе и тот факт, что его (старшего) любят «просто потому что он есть». Но часто родители начинают эксплуатировать (не всегда осознанно) чувства старших и, в действительности, особенно сильно хвалят за заботу о младшем и помощь в уходе за ним. Тогда у ребенка формируется установка, что его любят только тогда, когда он полезен. Во взрослой жизни это может приводить к тому, что человек «заслуживает любовь» поступаясь своими желаниями и интересами.

Бывает так, что за проступки всех детей – больше всего достается старшему, или при ссоре между сиблингами всю вину вешают на старшего ребенка, а младшего защищают, тогда у старшего может сформироваться ощущение, что его злость обязательна будет наказана или может привести к очень разрушительным последствиям (нам родителям важно помнить, что если произошла ссора, то виноваты все ее участники), тогда злость вытесняется еще глубже и не позволяется даже там, где она должна была бы быть.

Если попробовать собрать все воедино, получаем человека, который отличается повышенной ответственностью, не склонен к риску, часто не задумывается о своих желаниях и истинных потребностях, в отношениях склонен к сверхзаботе, может искренне верить, что от его действий зависит благополучие других, не способен отказаться от взятых на себя (и навешанных на него другими) обязанностей, даже тогда, когда их выполнение истощает их, веря в то, что отказ от выполнения этих обязанностей может привести к разрушительным последствиям, боится проявлять свою злость, также веря в ее разрушающее действие.

Возможно – это не полный список, тех чувств, которые могут возникать и в дальнейшем влиять на жизнь старшего ребенка. И конечно же это не аксиома, всегда есть нюансы и особенности воспитания, культуры, физиологии и еще много чего. На наше формирование влияет много факторов и какие из них будут решающими никто не знает. Что именно привело каждого человека к тому, какой он есть сейчас можно понять только внимательно, долго и скрупулёзно изучая его историю, общаясь с ним, слушая его и задавая вопросы.